Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

Три слова, выведенные в названии моего нового журнала, станут его основой.Угадайте с трёх раз, к чему относятся эти слова? Догадаться несложно - к электронным книгам. Действительно, электронные книги можно и смотреть на мониторе, и читать там же, и прослушивать подобно любому МР3-файлу. Здесь собрались все люди грамотные, и не надо никому объяснять, что электронные книги - это оцифрованные бумажные. Некоторые из них можно открывать и просматривать или слушать используя только операционную систему компьютера, для других требуются специальные программы. Моя библиотека электронных книг измеряется не в томах, полках и шкафах. Она измеряется в нескольких DVD дисках и собиралась она несколько лет со всего Интернета. Настала пора делиться, что я с удовольствием и делаю. Выгоды для себя я от этого никакой иметь не собираюсь, пусть это будет просто жест доброй воли. Но,говоря об электронных книгах, просто нельзя не коснуться тем литературы, литературных героев и писателей. Про них также будет идти разговор на страницах журнала. Также не будут забыты и все те жанры, которые можно СМОТРЕТЬ, ЧИТАТЬ и СЛУШАТЬ, будь то музыка или графика, кино или программы, новости или исторические факты.Все файлы, которые я помещаю в журнале, были найдены в сети Интернет как свободно распространяемые. Но должен обратить внимание своих читателей, что на некоторые материалы распространяется закон об авторском праве. Иначе говоря, все права на эти материалы принадлежат авторам, а в журнале они размещены только для ознакомления. Выводы делайте сами.

Мелодии и ритмы зарубежной эстрады. Джо Дассен. 1988г.

Телевидение 20-го века подарило нам много чудесных передач. это одна из них. Смотрите, наслаждайтесь игрой великих артистов, ставьте лайки и подписывайтесь на канал!

Дворовый цикл

Дорогие друзья! Позвольте сначала немного о личном.
На 8-е Марта подарил я матери магнитолу с проигрывателем CD дисков, ну и пару дисков впридачу - альбомы Хиля и Зыкиной. Всё хорошо, подарок понравился, но разыгрался аппетит. Бабушка стала требовать с меня песни таких исполнителей, каких нет в продаже. Пришлось залезть в Интернет. И тут мне попалось оно. Дворовый цикл песен А. Островского от которого были без ума наши родители и их родители тоже. Честно сказать, мне эти песни тоже всегда очень нравились. Предлагаю послушать их вам. Старшее поколение, может быть прослезится, ну а молодёжь пусть просто послушает хорошие песни и посмотрит на классных исполнителей когда и они были молодыми.

А теперь история про эти песни.
«Дворовые циклы» были написаны композитором Аркадием Островским и поэтом Львом Ошаниным в 60-е годы. Первый цикл (песни «А у нас во дворе», «И опять во дворе», «Я тебя подожду») написан в 1962 году, второй («Вот снова этот двор», «Детство ушло вдаль») — в 1965.
Письмам трудящихся всегда уделяли внимание в нашей стране, и когда ими завалили телецентр на Шаболовке, всю охапку отправили главным виновникам — композитору Александру Островскому и поэту Льву Ошанину. Люди просили, умоляли, требовали написать продолжение к песенке "А у нас во дворе", которую в том же 1962-м году часто крутило радио, а телевидение вставляло в "Огоньки". И хотя мотив и слова были незатейливы, и даже молодой Иосиф Кобзон, спевший шлягер, был ещё никому не известен, но случилось не поправимое — песня понравилась! Ведь она была о детстве, воспоминание которого даже у прожженного циника наворачивает слезу. И когда Островский впервые сыграл у Ошанина мелодию, поэт-песенник долго размышлял, какого рода стихи положить на услышанный мотив. А в результате, получилось вот что…

Теперь приходилось расхлёбывать ту кашу, что оба недавно заварили: в конце 1962-го года появилась песенка-продолжение, названная "И опять во дворе". Композитору удалось сочинить свежую мелодию, и ни у кого не возникло сомнений, что исполнить её должен тот же Кобзон. Нужно сказать, певцу повезло: по словам его супруги, сказанным после разрыва, а потому предвзятым, он в ту пору просто "голосил". Ну, мастерство приходит не сразу, и вторая песенка вышла лучше. Вот какая запись сохранилась на Шаболовке…

А зрители и радиослушатели не унимались: хотим продолжения, писали они во все инстанции! И тогда у Ошанина родилась идея создать диалог: теперь девушка отвечает пареньку, и с присущим певице лиризмом это сделала Майя Кристалинская в песне "Я тебя подожду". Музыку, понятно, написал тот же Островский, и мелодия вышла очень милая, к тому же исполненная в модном тогда ритме "ча-ча-ча". Подыгрывал певице ансамбль комбо — на первом плане мелодический рисунок рояля с вторящими голосами саксофона и кларнета, и всё это рамках ритмсекции — контрабаса, гитары и ударных. А вышло мило и лирично…

Тут, кажется, телезрители угомонились, но остановить творческий дуэт Островского и Ошанина было трудно: это превращалось в игру двух мастеров. Вот умели же они создать песни довольно разные по римическому рисунку, но столь схожие по настроению! И в 1966 году из радио полилась новая песенка на старую тему "Вот снова этот двор". Пел её, для узнаваемости, всё тот же Кобзон: он что-то обещал той девчонке, что стучала каблучками-"гвоздиками", страшно в ту пору модными, по камням своего двора…
И эта мелодия оказалась одной и самых удачных, хотя, к слову, была и пятая, завершающая "Дворовый цикл": спетая Кристалинской, она лишь одной фразой, про старенькие ворота, связывала песню с предыдущими. К сожалению, мне не удалось найти её видео.

Исторические миниатюры В.Пикуля

 Продолжая тему Исторические миниатюры В.Пикуля предлагаю вашему вниманию очередную миниатюру писателя.

Валентин Пикуль
Полет шмеля над морем



Не так давно — в 1972 году — в США гастролировал наш Академический оркестр имени Осипова (американцы прозвали его «Балалайкой»). Во время исполнения «Полета шмеля над морем» Римского-Корсакова в зале возникло странное оживление. На коктейле, устроенном в Белом доме для наших артистов, к ним подошел чиновник госдепартамента и сказал, что волшебный «Полет шмеля» напоминает ему очень многое.
Да, в Америке еще не все забыли тот гибкий маневр русской дипломатии, который для американцев невольно ассоциировался с тревожной музыкой «Полета шмеля над морем». Римский-Корсаков заканчивал оперу «Сказка о царе Салтане» на самой грани XX века, когда США, уже разгромив флоты Испании на Кубе и Филиппинах, вышли в разряд ведущих морских держав. А в памяти композитора еще не угасли впечатления юности, суровое плавание к дальним берегам, когда русские эскадры отправились в океан, чтобы помочь Линкольну в его трудной борьбе…
Collapse )

Релизы ослосети

 
Мелодии и ритмы зарубежной эстрады. Джо Дассен

Программа просуществовала на телевидении СССР с марта 1976 по 1 января 1985г. (по уточненным данным, новогодний выпуск 1 янв.1986 назывался «Ритмы планеты»), Выходила программа без какой либо периодичности 5-9 раз в год, могли быть сразу 2 выпуска за один месяц, а затем - ни одного в течение нескольких месяцев, по времени она начиналась в основном в 22-23 часа по Первой, примерно с 1982-83- иногда по Второй программе ЦТ. Длилась она в основном около 1 часа. Готовила программу музыкальная редакция ЦТ. Очень часто конкретные выступления показывали нам 2-3, а то и 5-6 лет спустя их оригинального выпуска. На восточные регионы страны часто программа показывалась, как и ряд других, на день позднее.
Диктор начинал программу так: «В эфире Мелодии и ритмы зарубежной эстрады. Добрый вечер, уважаемые товарищи!». Затем он делал небольшой анонс 3-4 блоков концертов, включенных в программу. Каждой песне, исполнителю, концерту, по возможности давался также небольшой анонс (иногда ошибочный). Практически всегда шел краткий перевод песни, который порой сильно расходился с её истинным содержанием. Анонсы и переводы всегда продолжались и после начала песни, а иногда вклинивались в середине или в конце песни. Причем диктор этот иностранные имена произносил порой невнятно, отчего, возможно многие зрители произносили их неправильно.

Идеология:
Существовавшие в советские годы обязательные худсоветы отбирали те или иные песни прежде всего по содержанию, причем в случае с «Мелодиями и ритмами» совсем не обязательно оно должно было быть высокохудожественным, богатым и оригинальным мелодически или поэтически, главное было отсутствие политической и идеологической «контры», пессимизма, агрессивности и конечно, сексуальности (ведь тогда «у нас в стране секса не было»!). К исполнительскому уровню, вокальным данным, также претензии предъявлялись не всегда, отчего порой в «Мелодиях и ритмах» мы слышали явно средних исполнителей.
И все-таки многие выпуски включали целый ряд отобранных песен, отличавшихся очень высоким для эстрады или поп-музыки уровнем, как художественным так и исполнительским, а именно песни Кати Ковач, Далиды, Камелии Тодоровой, Орнеллы Ванони, группы «Матиа Базар», Мирей Матье и Шарля Азнавура, Збигнева Водецкого и других исполнителей. Шедевром нашего тогдашнего телевидения вообще, можно считать программу 1982г., посвященную памяти Джо Дассена - на сегодняшний день это единственная сохранившаяся в фондах программа, остальные в начале бурных, критических ко всему прошлому 1990-х были «размагничены» (т.е. просто уничтожены).

Содержание:
По содержанию программа, за редкими исключениями, была стандартна - вначале был обязательный блок фрагментов 1-2 программ телевидения «социалистических стран» (полученных по каналам «Интервидения»), затем концерт исполнителей из «капиталистических стран» (полученных по каналам «Евровидения»).
Из социалистических стран в основном программы давались отдельно, а в «Мелодии и ритмы…» включались выпуски чехословацкого «Телеварьете», «Пестрый котел» из ГДР, польской «Студио-2» (именно оттуда мы увидели концерт «АББЫ»!), а также отдельные выступления певцов.

В 1982г. целая передача была посвящена Конкурсу песни Евровидения. Франция транслировала на Евровидение выступления звезд в парижском концертном зале «Олимпия»- именно поэтому в передачу были включены в разные годы много фрагментов концертов в «Олимпии» Демиса Руссоса, Джо Дассена, Сельви Вартан, Наны Мускури, Саши Дистеля, Хулио Иглезиаса. Италия транслировала свои фестивали, а именно, Сан-Ремо, Сан-Винсент (правильное его название Сен-Венсан), Рива Дель Гарда, Адзурро, они также включались в «Мелодии и ритмы», из ФРГ нам показывали «Петерс поп-шоу». Особняком стоял японский фестиваль легкой музыки в Токио «Ямаха». Программы из «капиталистических стран» часто пытались подавать в критическом ключе. Конечно за нашим «железным занавесом» под запретом была прежде всего почти вся рок-музыка, худсоветы пропускали только поп-рок. Практически никогда мы не видели англо-американских исполнителей, большинство из которых «не пропускали» на наше ТВ по причинам агрессивности, сексуальности, явной коммерческой направленности. Отчего «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» часто не отражала актуальное состояние поп-музыки в мире в те годы. В 1981 показали концерт из США исполнителей в стиле Фрэнка Синатры, в смокингах, в сопровождении оркестра, а в 1984 - фрагмент давнего концерта «Смоуки». Певицы Глория Гейнор или Рэнди Крауфорд конечно же были представлены нам как негритянские, а не американские, с обязательным дополнением, что родились они и выросли в бедных кварталах. Как ни странно некоторые хиты доходили до нас, но перепетые исполнителями из соц.стран (хит «Оттаван» “Hands up”- дуэтом «Камелие» на немецком языке, “Lunatic” итальянца Гадзебо- Маргаритой Храновой на болгарском, хит Барбары Стрейзанд “Woman in love”- Дагмар Фредерик на немецком и Лили Ивановой хотя и на английском).

В информационном плане программа была скудная. Далеко не всегда назывались не только годы выпуска и названия тех или иных альбомов, но даже и сами песни, их авторы. Конечно ничего мы не слышали например о таких сведениях: по лицензии какой фирмы диски выпускались и уж тем более об объемах продаж и местах в хит-парадах, такие понятия были несовместимы с советской идеологией. Исполнители оценивались в основном на эмоциональном уровне «артистическая элегантность», «обаяние непосредственности», «задушевное исполнение», «искренность», или понятиями «популярный», «известный», а иногда и просто банальными штампами типа «эту веселую песенку исполняет…».

Обязательно ссылались на «письма-отклики», «письма-предложения» телезрителей, назывались их имена, города проживания - «семья Кузнецовых из Москвы», «группа преподавателей Уральского политехнического института», дабы подчеркнуть близость программы к «народу».

До сих пор так и не удается установить имя диктора, ведущего передачи.

Первый выпуск программы состоялся в марте 1976 года и включил в себя выступление Джо Дассена. Именно эту запись я и предлагаю вам, дорогие друзья. К счастью, в ослосети ещё много полных источников, поэтому немного терпения, и редкая запись окажется в вашей коллекции.

Легенда по имени Цой

 Прошло 20 лет с тех пор, как не стало музыканта, лидера группы "Кино" Виктора Цоя. История не знает сослагательного наклонения, так что никто не может утверждать, каким бы Виктор был сейчас. Зато у нас остается возможность вспомнить то время и его друзей, рассказать о самом Цое.


Было дело, Виктор Цой подарил мне куртку. Черную, кожаную косуху. Взял и подарил. Правда, произошло это событие во сне моей сестры. Но по тем временам Витя вполне мог подарить куртку. Просто так было. С другой стороны, чего другого можно было ждать от 25-летней молодежи, живущей непростой, но очень счастливой постсоветской жизнью? Беззаботности, бесшабашности, душевной щедрости.
Конечно, каждый воспринимал эпоху по-своему. Борис Гребенщиков уже тогда искал духовности и мудрости:
"Долгая память хуже, чем сифилис,
Особенно в узком кругу.
Такой вакханалии воспоминаний
Не пожелать и врагу".
Александр Башлачев сразу заявил о том, что он будет резать правду-матку:
"А не гуляй без ножа! Да дальше носа не ходи без ружья!
Много злого зверья ошалело - аж хвосты себе жрет.
А в народе зимой - ша! - вплоть до марта боевая ничья!
Трудно ямы долбить. Мерзлозем коловорот не берет".
Константин Кинчев шел своей тропой, не забывая высказывать свою политическую и гуманитарную позицию:
"Тоталитарный рэп - это эксперимент
По перестройке сознания масс.
Тоталитарный рэп - это голос:
- Предъявите ваш аусвайс!"
Питерский рок-клуб объединил и примирил каждое, даже самое абсурдное направление в музыке, наблюдая за странными танцами Олега Гаркуши ("АукцЫон") или слушая Сергея Курехина, убедительно излагавшего свою теорию о том, что "Ленин – это гриб". Виктор Цой был со всеми сразу и сам по себе. Слова его песен были понятны каждому, но воздействие на публику усиливалось музыкальным сопровождением. Примитивные ритмы бьющихся в голове тревожных барабанов сочетались с легкостью гитарных аккордов, вкупе создавая стиль революционной дискотеки.
"Расскажи мне историю этого мира,
Удивись количеству прожитых лет,
Расскажи, каково быть мишенью в тире,
У меня есть вопрос, на который ты не дашь мне ответ".
Хотя, вру, не все были готовы понять и принять злополучный рок. Помню, как-то на работе во время обеденного перерыва, составлявшего как наследство от советской эпохи 48 минут, совсем юная девчонка искренне веселилась: "Твои ужасные рокеры вчера по телевизору выступали. Пели какую-то ерунду про алюминиевые огурцы на брезентовом поле". Нам же эта "ерунда" нравилась до невозможности. Мы заслушивали до дыр, передавили друг другу кассеты с заветными песнями. Они позволяли чувствовать себя свободными, живыми, владеющими "эзоповым языком", и переводов не требовалось. А тогда это было ох как немало.
"Место мое слева, и я должен там сесть,
Не пойму, почему мне так холодно здесь,
Я не знаком с соседом, но мы вместе уж год.
И мы тонем, хотя каждый знает, где брод.
И каждый с надеждой глядит в потолок
Троллейбуса, который идет на восток".
Искренность моих воспоминаний подтверждает приятель Виктора Цоя, поэт Евгений Левин: "Наша эпоха пролетела в полном веселье. В воспоминаниях сейчас все скомкано, сумбурно: начало 80-х, московский ДК, тусовка, имена, связи. С Витей меня познакомил Саша Пастухов – он играл на ударных, а его группа выступала в каком-то московском ДК, где играло еще несколько команд. Цоя я ни разу до того не видел, знал только имя, но меня поразило, что Витя был очень скромным. После концерта все отправились отмечать мероприятие, а он как-то очень мало пил. Так что мы долго разговаривали, потому что он был единственным, кто понравился мне в той компании. Так мы сошлись".
О чем Левин рассказывать не хочет совсем, так это о песне "Восьмиклассница", к которой он придумал слова. Не рассказывает Евгений, скорее всего, после того, как Алексей Рыбин (Рыба) весомо изложил свою версию этой истории в книге "Виктор Цой. Стихи. Документы. Воспоминания": "Вернувшись с очередной романтической прогулки, он буквально за двадцать минут сочинил свою знаменитую песню "Восьмиклассница", вернее, не сочинил, а зарифмовал все то, что с ним происходило на самом деле - от "конфеты ешь" до "по географии трояк".
Евгений – оптимист по натуре, готов отступить от своей версии: "Может быть, действительно, эта история витала в воздухе, и ее придумал не только я. Я ведь никогда не был поэтом или художником, а люди творческие могли что-то такое ухватить и написать такую же "Восьмиклассницу".
Жаль, пожалуй, лишь того, что из разных историй, мифов и хитросплетений на свет появился совсем иной Виктор Цой, лощеный герой, культовая личность, кумир миллионов. И не приходится удивляться тому, что появилась легенда о том, что Цой живет, просто он живет на каком-то уединенном острове.
А Бориса Гребенщикова не удивляет, что слова "перемен требуют наши сердца", "сказанные тогда гениальным Витей для всей страны, для всех нас, восприняли как руководство к действию только бандиты".
И может быть даже хорошо, что сегодня у стены Цоя в Москве, да что там, по всей стране, будут вспоминать светлого, слегка замкнутого и неглупого человека по имени Виктор Цой. По крайне мере, хотя бы один его друг, Евгений Левин, в это верит: "Так и должно быть. Витя – чудесный парень, пусть он будет легендой. Он подходит".

Мария Свешникова

 

Исторические миниатюры В.Пикуля

 Продолжая тему Исторические миниатюры В.Пикуля предлагаю вашему вниманию очередную миниатюру писателя.
Валентин Пикуль

Синусоида жизни человеческой



Дмитрий Захарович Головачев, командир флотского Гвардейского Экипажа, устраивал в своем доме любительские концерты, в 1876 году организовал первую постановку оперы «Сын мандарина». Автор оперы, еще молодой офицер-фортификатор Цезарь Антонович Кюи, был, конечно же, благодарен адмиралу. Партию Зайсанка исполнял никому не известный юноша, и Мальвина Рафаиловна Кюи, жена композитора, ученица Даргомыжского, шепнула:
— Интересно, в каких трюмах адмирал обнаружил такой дивный баритон? Голос достоин всяческого одобрения…
В антракте Головачев подвел к супругам Кюи юного певца:
— Мичман Николай Владимирович Унковский… Только что получил эполеты и скоро уходит в первое плавание.
Мальвина Кюи похвалила исполнение Унковского:
— Господин мичман, кто был вашим учителем?
— Иногда, мадам, я забегал по вечерам на уроки в классы пения Андрея Иваныча Евгеньева. Но у нас в Морском Корпусе есть гардемарин Коля Фигнер… Он поет лучше меня!
Мальвина Кюи предупредила, что знобящие ветры океанов могут губительно сказаться на голосовых связках, а в опере Унковский мог бы стать замечательным певцом. Но тут адмирал Головачев поцеловал руку мадам Кюи, вмешавшись:
— Не раскидывайте пленительные силки перед этим прекрасным кенаром. Прежде ему надо послужить отечеству на морях…
Да, надо! Унковский вышел из дворян, средь его родни были адмиралы и сенаторы, дипломаты и видные чиновники. Он родился на древней Калужской земле после Крымской войны, когда над Россией повеяло оттепелью либеральных реформ.
Голос предков увлекал его в дальние моря…
Collapse )

Старые русские бабки. Никитична-Маврикиевна


 На сайте телеканала "Россия 1" опубликован документальный фильм "Старые русские бабки. Никитична-Маврикиевна".
Задолго до появления всем известного сегодня эстрадного дуэта "Новые русские бабки" у советских телезрителей огромной популярностью пользовались две другие старушки - Авдотья Никитична и Вероника Маврикиевна. Под этими масками выступали талантливые артисты Борис Владимиров и Вадим Тонков. В жизни актеры недолюбливали друг друга, а на сцене не могли существовать поодиночке.
http://pics.vesti.ru/p/b_406018.jpg/http://pics.vesti.ru/p/b_406017.jpg/

В 1983 году на сцену концертного зала вышла Вероника Маврикиевна. Одна, без своей верной подружки Авдотьи Никитичны. Конферансье объявил, что Никитична вышла замуж и теперь занимается мужем и внуками. Маврикиевна по обыкновению хохотала, говорила глупости, заигрывала с конферансье, но зрители молчали.
Это был первый и последний провал легендарного дуэта за все время его существования. Один из их создателей не смог выступать, а вскоре и другой в самом расцвете своего актерского таланта вынужден был уйти со сцены. Ни Бориса Владимирова, ни Вадима Тонкова уже нет с нами, но анекдоты о Никитичне и Маврикиевне появляются снова и снова.
http://pics.vesti.ru/p/b_406016.jpg/

 

УГАДАЙ!


Ещё два стихотворения, в которых надо отгадать авторов

В холмах зеленых табуны коней
Сдувают ноздрями златой налет со дней.
С бугра высокого в синеющий залив
Упала смоль качающихся грив.
Дрожит их головы над тихою водой,
И ловит месяц их серебряной уздой.
Храпя в испуге на свою же тень
Зазастить гривами они ждут новый день
Весенний день звенит над конским ухом
С приветливым желаньем к первым мухам.
Но к вечеру уж кони над лугами
Брыкаются и хлопают ушами.
Все резче звон, прилипший на копытах,
То тонет в воздухе, то виснет на ракитах.
И лишь волна потянется к звезде,
Мелькают мухи пеплом по воде.
Погасло солнце. Тихо на лужке.
Пастух играет песню на рожке.
Уставясь лбами, слушает табун,
Что им поет вихрастый гамаюн.
А эхо резвое, скользнув по их губам,
Уносит думы их к неведомым лугам.
Любя твой день и ночи темноту,
Тебе, о родина, сложил я песню ту.

ОТГАДКА

Ах, что то мне не верится, что я, брат, воевал.
А может, это школьник меня нарисовал:
Ручками размахиваю, я ножками сучу,
Уцелеть рассчитываю, и победить хочу.
Ах, что то мне не верится, что я, брат, убивал.
А может, просто вечером в кино я побывал?
Не хватал оружия, чужую жизнь круша,
И руки мои чистые, и праведна душа.
Ах, что то мне не верится, что я не пал в бою.
А может быть подстреленный, давно живу в раю,
И кущи там, и рощи там, и кудри по плечам…
А эта жизнь прекрасная лишь снится по ночам.

ОТГАДКА